Организация обучения офицеров-ракетчиков в XIX – 60-х годах XX века

Organization of training-missile officers in the XIX — 60th years of XX century

АННОТАЦИЯ.  В статье  в хронологическом порядке изложен процесс формирования системы  обучения применению ракетного и реактивного вооружения офицеров  в XIX – 60-х  годах XX века и осуществлен исторический анализ этого процесса.

ANNOTATION. The article is presented in chronological order, the formation of missile and rocket weapons use training system of officers in the XIX — 60th years of XX century and carried out a historical analysis of the process.

К.и.н., А.Н. Губин,  научный сотрудник ОВТИ  ВА РВСН им. Петра Великого, майор запаса, gubinalex@list.ru Московская обл., г. Балашиха,

К.и.н О.Г. Деревянко, научный сотрудник ОВТИ ВА РВСН им. Петра Великого, полковник запаса, doleger@yandex.ru, Московская обл., г. Балашиха,

Е.М. Резвова, мл. научный сотрудник ОВТИ ВА РВСН им. Петра Великого, Московская обл., г. Балашиха,

 PhD,  A.N. Gubin, Researcher OVTI  VA RVSN them. Peter the Great, the major stock gubinalex@list.ru Moscow region, Balashikha,

PhD O.G. Derevyanko, Researcher OVTI VA RVSN them. Peter the Great, reserve colonel, doleger@yandex.ru, Moscow region, Balashikha,

E.M. Rezvova, Researcher OVTI VA RVSN them. Peter the Great, Moscow reg., Balashikha,

 

 

Обучение офицеров – артиллеристов  применению боевых ракет

 Education officers — gunners use of military rockets 

В течение длительного времени ракетное оружие было теснейшим образом связано с артиллерией. Это обусловило непосредственное участие в процессе создания и боевого применения ракетного оружия Артиллерийского училища, основанного в России в 1820 году, и, в первую очередь, воспитанников его офицерского отделения.

Первое отечественное артиллерийское учебное заведение на протяжении всей своей истории было ведущим в области средств поражения противника. Как бы не менялось его предназначение и, следовательно, наименование академии (Михайловская артиллерийская — Военно-Техническая имени тов. Дзержинского — Артиллерийская инженерная академия имени Ф.Э. Дзержинского – Военная академия имени Ф. Э. Дзержинского — Военная академия Ракетных войск стратегического назначения имени Петра Великого), она была и остаётся общепризнанным учебно-методическим и научным центром во всех основных областях теории и практики ракетного дела, ракетно-ядерного оружия и ракетно-космической техники.

Уже первые шаги в освоении ракетного дела сделали именно её представители: А.Д. Засядко – создатель первых отечественных боевых ракет (1815 — 1817); В.И. Внуков и П.П. Ковалевский – первые командиры первых ракетных подразделений.

Начало специальному военно-ракетному образованию было заложено в 50-х годах XIX века, когда К.И. Константиновым – основоположником экспериментальной ракетодинамики – для общего курса по артиллерии для слушателей академии был написан и впервые прочитан в 1860 г. курс   «О боевых ракетах». Он состоял из следующих разделов (в современной нам терминологии): общие основы устройства и действия ракет и их классификация, конструкции ракет, ракетное топливо, его состав, производство и снаряжение, внутренняя баллистика ракет, внешняя баллистика ракет, методы и средства стабилизации ракет в полете, боевые части (снаряды) ракет, пусковые установки, производство и сборка ракет.

Наличие данного курса отмечается в учебных планах и программах академии до 80-x годов XIX века. Но его роль в военно-технической подготовке слушателей академии с течением времени постепенно падала, что находит свое объяснение в техническом перевооружении во второй половине XIX века русской артиллерии. К 80-м годам в русской армии, как, кстати, и в армиях других стран, сохранились только сигнальные и осветительные ракеты. В это же время была прекращена и подготовка ракетчиков.

Между тем на рубеже XIX и XX веков в обществе и в армии стал возрождаться интерес к ракетной технике. Отдельными энтузиастами был разработан ряд важных теоретических вопросов и осуществлены некоторые эксперименты. Не малую роль сыграл  вклад воспитанников академии особенно в области баллистики и стабилизации ракет в полете, конструирования многозарядных пусковых установок. М.М. Поморцев – один из пионеров решения проблемы устойчивости полета ракеты с помощью самых разнообразных по форме стабилизаторов и путем вращения реактивных снарядов в полете (1902 — 1905). Н.В. Герасимов – впервые в истории ракетной техники предложивший проект ракеты, стабилизация которой в полете осуществлялась с помощью гироскопа (1908). И.П. Граве – изобретатель ракеты, в качестве ракетного топлива которой были шашки из бездымного пироксилинового пороха (1915).

Таким образом, к началу XX  века в отечественном военном образовании начали складываться основы военно-ракетного образования.

 

Обучение офицеров для частей реактивной артиллерии и первых ракетных частей

Training of officers for parts of rocket artillery and missile units of the first

 

Развертывание в 1927 г. специальной ракетной лаборатории (с 1928 г. получившей название «Газодинамической» (ГДЛ) в г. Ленинграде, где в то время находилась и Военно-Техническая академия имени тов. Дзержинского, позволило установить между ними тесные и постоянные связи.

Этому содействовал горячий сторонник возобновления разработки боевой ракетной техники воспитанник и преподаватель академии, а в 1930 (1931 гг.) начальник ГДЛ Б. С. Петропавловский.

Большое значение для исследования внутренней и внешней баллистики пороховых ракет (реактивных снарядов (РС) и для создания учебных курсов  имели работы профессоров и преподавателей академии И.П. Граве, И.Ф. Сакриера, Д.А. Вентцеля, П.Д. Львовского, Я.М. Шапиро. Оживление научно-исследовательской, литературной и опытно-конструкторской работы по реактивным средствам борьбы явилось основанием для организации в академии обучения кадров по этой технике внутри существовавших в тридцатых годах специальностей, близко стоявших по своим учебным задачам к использованию реактивного оружия. К ним относились специальности: баллистики, артвооружения и боеприпасов.  В качестве экстренной меры по подготовке военных инженеров по реактивной технике в 1932 г. выпускной курс баллистического отделения академии (12 человек) прошел специальную подготовку по реактивным средствам борьбы. При этом наибольшую работу по обеспечению занятий провели кафедры внутренней и внешней баллистики и боеприпасов. Содержание подготовки кадров по реактивной технике они трактовали широко в соответствии с проводившимися в то время разработками не только пороховых ракет, но и динамореактивных систем.

В 1932-1936 гг. на указанных выше специальностях академии была организована плановая подготовка слушателей по ракетной технике. В учебные планы факультетов артвооружения и боеприпасов были включены курсы: «Реактивные средства борьбы» и «Внутренняя баллистика и реактивные средства борьбы» общим объемом от 100 до 240 часов аудиторных занятий.

Благодаря этим мерам академия имела возможность направить в ГДЛ и в учрежденную в 1931г. в Москве Группу по изучению реактивного движения (ГИРД) своих выпускников: Г.Э. Лангемака, Ф.Н. Пойду, Л.Э. Шварца, Р.Е. Соркина и М.Ф. Фокина. В первый год после создания первого в мировой практике Реактивного НИИ (1933 г.) для работы в нем были направлены 27 выпускников академии. Трудно переоценить вклад научно-педагогических школ академии, ее воспитанников, указанных выше, а также, К.К. Глухарева, М.Е.Серебрякова, С.А. Серикова, Н.А. Упорникова, О.Г. Филиппова и других в создание лучших во второй мировой войне артиллерийских реактивных систем залпового огня.

Следует отметить, что в 1933 г. по инициативе Б.С. Стечкина попытку готовить специалистов по реактивной технике путем профилирования их на старшем курсе сделала и Военно-воздушная инженерная академия имени профессора Н.Е. Жуковского. Осуществив только два выпуска, ВВИА прекратила подготовку специалистов по этому направлению. Лишь восемь выпускников успела направить авиационная академия в РНИИ.

Однако, в 30-х годах эти мероприятия не получили логического завершения в виде создания самостоятельных специальностей по ракетному вооружению и реактивному технике. Объяснялось это, возможно, с одной стороны малой потребностью в таких кадрах и с другой стороны увлечением руководства академий массой мероприятий учебно-методического характера.

В 1937 г.. в связи с недоверием руководящих артиллерийских органов и видных артиллеристов к ракетному оружию и обвинением поборников его во вредительстве Красной армии, плановая учебная подготовка слушателей по реактивным средствам борьбы в артиллерийской академии также была прекращена, если не считать курса внутренней баллистики, в котором освещалась баллистика полузамкнутого пространства и курса боеприпасов и артвооружения,  где кратко освещалось устройство динамореактивных систем и ракет. Тем не менее, в артиллерийской академии ракетная техника не была забыта. Отдельные научные работы по этой тематике продолжали выполняться.

С началом Великой Отечественной войны военно-учебные  заведения переводятся на сокращенные сроки обучения. Дополнительно создаются ряд новых военных училищ – пехотных, пулеметно-минометных, войск ПВО, береговой обороны, парашютных частей и др. Численность курсантов в сухопутных и летных училищах увеличивается почти вдвое.

После эвакуации академии в г. Самарканд (ноябрь 1941 г.) профессор Я.М. Шапиро вплотную занялся проблемой баллистики ракет и вскоре предложил кафедрам внешней и внутренней баллистики прочитать цикл пробных лекций. И с 1942/1943 учебного года в учебные планы факультетов артвооружения, минометного и боеприпасов был снова включен курс «Реактивные средства борьбы» вначале объемом 50 часов, что в совокупности с прочими родственными курсами по артиллерийской технике, позволило готовить в условиях войны кадры, знакомые с новой техникой. Для обеспечения учебного процесса был подготовлен Я. М. Шапиро и издан в академии в1944 г. курс лекций «Артиллерийский реактивный снаряд».

Определившаяся в ходе войны особая значимость ракетной техники потребовала организации самостоятельной подготовки инженеров-ракетчиков. В 1943 г. в академии по инициативе генералов М.Ф. Васильева и И.П. Граве, полковников Я.М. Шапиро, М.Е. Серебрякова и Г.М. Третьякова был поднят вопрос об организации фундаментальной подготовки инженерных кадров по ракетной технике. Инициатива академии была одобрена Командующим артиллерией Красной Армии.

На факультете боеприпасов [1]  открыта подготовка военных инженеров по реактивному вооружению. На каждом из пяти курсов факультета создано по специальному учебному отделению (общая численность слушателей — 50 человек).

16 августа 1944 г. в штат академии были внесены дополнения, в соответствии с которыми создается кафедра вооружения ГМЧ (гвардейских минометных частей) с учебной лабораторией [2].

Кафедру реактивного вооружения возглавил ведущий специалист того времени в области рабочего процесса ракетного двигателя на твердом топливе (РДТТ), а также баллистики неуправляемых реактивных снарядов, талантливый педагог профессор академии Яков Маркович Шапиро. На этой кафедре вначале был сосредоточен весь комплекс ракетной техники (и механические устройства, и приборы,  и энергетика, и т. д.), также как он был совмещен и в учебной подготовке на единой специальности слушателей. Это было необходимо, чтобы не распылять малочисленные кадры преподавателей и получить первый опыт работы по новой специальности, что представляло задачу весьма сложную, так как тогда еще не было ни одного вуза, который занимался бы подготовкой таких кадров.

Распределением слушателей на новый учебный год, утвержденным Главным маршалом артиллерии Н.Н. Вороновым 14.09.1944, предусмотрено комплектование на каждом из пяти курсов факультета боеприпасов отделений по 10 слушателей в каждом со специализацией по ракетной технике (часть слушателей переводилось с факультета вооружения). Занятия начались строго по расписанию и в соответствии с основными документами планирования учебного процесса.

Несколько позднее в ВВИА имени проф. Н.Е. Жуковского на выпускном курсе инженерного факультета также была организована шестимесячная специализация инженеров по реактивной технике. Вновь созданная кафедра теории лопаточных машин и реактивных авиадвигателей и ее лабораторная база обеспечивали подготовку слушателей по газотурбинным двигателям, авиационным компрессорам и турбинам. Руководитель кафедры профессор Б.С. Стечкин впервые в академии прочел факультативный курс лекций по теории воздушно-реактивных двигателей.

Общее руководство в Министерстве обороны разработкой и боевым применением нового ракетного оружия после окончания войны возглавил Главный маршал артиллерии М.И. Неделин. С первых этапов этой работы решающую помощь ему оказывал начальник 4-го управления ГАУ, а позднее начальник управления реактивного вооружения генерал-майор А.И. Соколов. Они с полной ясностью представляли всю сложность задач, которые предстояло решить советской науке, промышленности и Вооруженным Силам. В связи с этим и поставили перед Артиллерийской академией им. Ф.Э. Дзержинского ряд задач, как перед организацией, способной по своему опыту и квалификации кафедр наиболее быстро наладить подготовку кадров и выполнение научно-исследовательских работ по управляемому ракетному оружию.

Первоначально военно-учебные заведения  для подготовки офицеров-ракетчиков формировались как артиллерийские и подчинялись  командующему артиллерией Советской Армии. Тем не менее, в составе штаба реактивных частей еще в 1946 г. был создан отдел боевой подготовки,  который курировал деятельность военно-образовательных учреждений ракетно-артиллерийского профиля. Однако, военно-учебные заведения этого типа подчинялись и отделу военных учебных заведений Командующего артиллерией  Советской Армии. Таким образом, налицо было двойное подчинение, что значительно снижало эффективность управления. (см. схему 1)

sh-1-dlya-stati-v-vvo

В связи с потребностями частей вооружаемых ракетной техникой сеть вузов военно-ракетного профиля значительно расширилась. В 1958 г. офицеров-ракетчиков стало выпускать Рижское артиллерийско-техническое училище, для подготовки офицеров-политработников ракетных частей и соединений в составе Военно-политической академии имени В. И. Ленина в апреле 1959 г. создается ракетный факультет. С 1 сентября 1959 г. начали подготовку специалистов для ракетных войск Саратовское артиллерийское техническое училище (образованное из двух танковых училищ) и Казанское артиллерийское училище (созданное на базе авиационно-технического училища).

После принятия решения о создании Ракетных войск стратегического назначения Военная артиллерийская инженерная академия им. Ф.Э. Дзержинского, Ростовское и Рижское высшие артиллерийские инженерные училища, Камышинское, Казанское и Саратовское артиллерийские технические училища были подчинены Главнокомандующему Ракетными войсками. Следовательно, требовалось и изменение структуры  управления военным образованием по подготовке специалистов ракетного профиля.

Поэтому одновременно с созданием РВСН постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 1314-615 от 17.12.1959 года создано управление боевой подготовки и военно-учебных заведений РВ, а 15 января 1960 года директивой ГШ ВС № Орг/8/60543 (от 15.01.1960 года) сформирован аппарат управления начальника военно-учебных заведений РВСН в количестве 23 офицеров и 5 служащих.

Подразделение возглавлял – начальник военно-учебных заведений – помощник Главнокомандующего РВ по вузам (должность  — генерал-полковник/генерал-лейтенант). Первым начальником Управления военно-учебных заведений Ракетных войск был назначен генерал-лейтенант Дегтярёв Пётр Алексеевич (см. фото1).

Первый начальник Управления военно-учебных заведений Ракетных войск генерал-лейтенант Дегтярёв Пётр Алексеевич

Первый начальник Управления военно-учебных заведений Ракетных войск генерал-лейтенант Дегтярёв Пётр Алексеевич

Подразделение состояло из 2-ух отделов и секретной части:

1-ый отдел – вузов и подготовки офицеров запаса в гражданских вузах (11 офицеров);

2-ой отдел – средних военно-учебных заведений и учебных центров (9 офицеров, 1 служащий);

секретное отделение (1 офицер, 4 служащих).

Решением Министра обороны СССР в начале 1960 года в Ракетные войска были переданы Ленинградская Краснознаменная военно-воздушная инженерная академия им. А.Ф. Можайского (начальник генерал-полковник П.В. Родимов), Харьковское высшее авиационно-инженерное военное училище (начальник генерал-лейтенант итс С.П. Хадеев) и три средних

училища: Серпуховское, 1-е Вольское и Пермское военные авиационно-технические училища (начальники училищ генерал-майор итс Н.Я. Кобельков, инженер-полковник А.И. Кичигин и полковник С.М. Бармас).

Таким образом, начиная с 30-х годов XX века, ракетно-техническое образование оформляется в отдельный образовательный сегмент в рамках высшего военного  (академического) образования. После Великой Отечественной войны обучение офицеров-ракетчиков (специалистов по реактивному и ракетному оружию) стало одной из важнейших задач органов военного образования. Данная задача была успешно решена к 1965 г., когда в Ракетных войсках стратегического назначения были в основном созданы структуры, реализующие образовательный процесс по подготовке офицерских кадров. (см. схему 2.)

sh-2-dlya-stati-vvo

Литература:

  1. О.Г. Деревянко, А.Н. Киреев, Д.И. Лютов. Некоторые исторические аспекты развития военного образования в РВСН, военно-исторический труд, М., ЦИПК, 2009 г.
  2. Они были первыми. Военно-научный исторический труд под общей редакцией Ососкова В.П., М., Эко-пресс, 2014 г.
  3. Хроника основных событий истории Ракетных войск стратегического назначения. Военно-исторический труд, М., ЦИПК, 1994 г.

[1] Приказ НКО № 0031 от 2.08.1944

[2] Приказ по Академии № 014 от 30.08.1944