Военачальник стратегического видения

К 70-летию генерал-полковника В.М. Барынькина

Military commander with strategic vision

(to the 70-th anniversary of General-Colonel V.M. Baryn′kin)

Аннотация. В статье рассмотрены этапы жизненного пути и военной службы В.М.Барынькина; отмечается его вклад в разработку отечественной стратегии и тактики вооруженной борьбы и основ конфликтологии как нового направления научных исследований современной эпохи; показана его роль в разработке доктринальных и концептуальных положений реформирования и укрепления Вооруженных сил Российской Федерации; приводятся сведения о его активной научно-общественной деятельности по руководству общественными организациями.

Summary. The article describes the stages of life and military service of V.M. Baryn′kin; his contributions to the development of domestic strategies and tactics of armed struggle and the basics of conflicts theory as a new direction of scientific researches of the modern era is noted; his role in the development of doctrinal and conceptual provisions of reforming and strengthening the Armed Forces of the Russian Federation is showed; information about his active scientific and public activity and management of public organizations is provided.

Страна переживает сложный период социально-экономического развития. После многих лет стагнации Вооруженные силы получили импульс для своего перевооружения и восстановления готовности в полной мере ответить на внешние угрозы России. Утверждена концепция национальной безопасности. Разработана военная доктрина. Формируются концептуальные основы военного строительства. Участие Российских Воздушно-космических сил в прикрытии боевых действий в Сирии однозначно подтверждает важность и значимость своевременных решений по развитию военного искусства, стратегии и тактики участия вооруженных сил в военных конфликтах. Однако при этом не следует забывать, что носителями этих знаний, подлежащих учету в интересах достижения военных побед, является командный состав Вооруженных сил, офицерский корпус, руководящий состав органов военного управления.

Одним из ярких представителей Российского высшего военного руководства, обладающим стратегическим мышлением, является генерал-полковник Барынькин Виктор Михайлович, доктор военных наук, профессор, главный инспектор Министерства обороны Российской Федерации. Его жизнь и военная служба заслуживают того, чтобы вспомнить вехи становления этого видного отечественного военачальника.

Генерал-полковник В.М. Барынькин

Генерал-полковник В.М. Барынькин

Родился В.М. Барынькин 8 сентября 1946 г. в г. Меленки Владимирской области. История средней общеобразовательной школы №1, которую он окончил в 1964 г., хранит много славных страниц. Она возникла на базе гимназии, торжественно открытой в 1908 г. и в связи с приездом Николая II с семьей во Владимир в 1911 г. ставшей именоваться «Домом Романовых». Эту школу в 1927 г. окончил и Н.П. Каманин. За участие в спасении челюскинцев в 1934 г. ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Будучи уже знаменитым Н.П. Каманин в 1964 г. побывал в школе, встречался с учителями и учениками. В.М. Барынькин продолжил традиции своего земляка и упрочил славу школы № 1 своей воинской доблестью и честью.

В.М. Барынькин решил стать военным и в 1964 г. поступил в Московское высшее общевойсковое командное училище. Созданная 15 декабря 1917 г. 1-я Московская революционная пулеметная школа вскоре превратилась в пулеметные курсы, затем в курсы по подготовке командного состава РККА, и, наконец, в Московское военное училище, которое до 1935 г. располагалось в Кремле, и его называли кремлевским, а его курсантов кремлевцами. Это было единственное училище, проводившее  выпуск молодых офицеров на Красной площади.

В годы Великой Отечественной войны Московское пехотное училище имени Верховного Совета РСФСР покрыло себя неувядаемой славой. Временно сформированный из курсантов полк с 12 октября по 6 декабря 1941 г. участвовал в оборонительных боях на подступах к Москве. В боях курсанты и командиры проявили мужество и отвагу, воинское мастерство и высокий профессионализм. 12 октября отряды немецкой танковой группы атаковали рубеж, обороняемый кремлевскими курсантами, но были остановлены, а затем в результате контратаки курсантов отброшены. Залогом успеха стало инженерное оборудование курсантами опорных пунктов и грамотная организация системы огня в каждой роте и между батальонами. Несколько дней, несмотря на бомбежки, артиллерийские налеты и минометные обстрелы, курсанты сдерживали повторяющиеся атаки превосходящего противника на свои оборонительные рубежи. Полк держался до последнего, бил и уничтожал врага и держал оборону на всех рубежах и, если отходил на новые позиции, то только по приказу. Стоящая перед курсантами задача была выполнена: врага к Москве не подпустили и создали необходимые условия для начала контрнаступления. 6 декабря 1941 г., когда наши войска перешли в контрнаступление, пришел приказ Верховного Главнокомандующего о расформировании кремлевского полка.

Поступив в училище, В.М. Барынькин изучал военное дело добросовестно, постигал науку побеждать, демонстрируя рано сформировавшиеся командные навыки, и окончил училище с золотой медалью. Проявленные им способности стали основанием для решения оставить его в училище и назначить командиром взвода курсантов. Несмотря на молодость и недостаток войскового опыта, В.М. Барынькин оказался не только умелым командиром, но и мудрым офицером-воспитателем. Он умел заинтересовать курсантов в достижении лучших результатов в учебе, службе и спорте. И всячески поощрял инициативу и стремление добиваться поставленных целей. При этом учил помогать и поддерживать друг друга, подчинять личные интересы общим целям. Генерал-майор А.С. Харыбин и полковник Б.А. Лексин, бывшие в свое время курсантами под началом взводного В.М. Барынькина, часто вспоминали потом его воспитательные приемы-установки, которые по большому счету сложились в систему следования и позволили им заслуженно достичь высот военной службы. Курсанты взвода, а затем и всей роты, которую он возглавил, будучи лейтенантом, гордились своим командиром, и чтобы не подвести его, учились и служили на совесть. И это имело далеко идущие последствия. Как оказалось, большинство курсантов, бывших под командованием В.М. Барынькина стали командирами частей и соединений, получили высшие офицерские звания. В их числе генерал-лейтенанты С.В. Стрыгин, Н.П. Артюхин и В.В. Варенников, генерал-майоры Ю.П. Макаров, В.Д. Нестеров, А.С. Харыбин, А.В. Тарабакин, С.Ф. Владимиров, В.В. Скоков, А.М. Косаргин, О.А. Чистяков, В.Л. Орлов, А.С. Досугов, В.В. Лоскин и другие.

Успехи курсантов роты стали основанием для направления ее командира в 1974 г. на учебу в Военную академию им. М.В. Фрунзе, которая являлась кузницей подготовки офицеров с высшим военным и военно-специальным образованием. С момента образования в 1918 г. Военная академия им. М.В. Фрунзе подготовила десятки тысяч офицеров, ставших честью и гордостью Вооруженных сил страны. Около тридцати выпускников стали Маршалами Советского Союза и Главными маршалами родов войск, более шестидесяти – генералами армии и маршалами родов войск. Выпускниками академии были С.М. Будённый, Н.Ф. Ватутин, И.С. Конев, Р.Я. Малиновский, В.В. Штерн, В.И. Чуйков и другие известные военачальники. Свыше 700 выпускников академии удостоены звания Героя Советского Союза и Героя Российской Федерации.

Учиться в академии В.М. Барынькину было интересно и легко.  Командирский опыт, индивидуальные способности и качества личности, чувство ответственности и умение концентрироваться на главном помогали ему осваивать премудрости науки побеждать, постигать тонкости управления подразделениями и частями, организации их боевого взаимодействия и разгрома противника наиболее эффективными действиями с наименьшими потерями. Трудно переоценить роль и значение академии, которую она сыграла в становление не только В.М. Барынькина, но и многих других выдающих военных деятелей страны.

Окончив в 1977 г. Военную академию им. М.В. Фрунзе на отлично, В.М. Барынькин получил назначение командиром батальона в Группе советских войск в Германии. Здесь его яркий талант командира и полученные в академии знания и навыки пришлись как нельзя кстати. В воспоминаниях многих известных ныне командиров фигурирует фамилия В.М. Барынькина, как оказавшего им помощь на начальном этапе офицерского профессионального становления. Советник Президента Российской Федерации генерал-лейтенант А.Г. Бурутин, окончивший Московское общевойсковое командное училище в 1978 г. и ставший впоследствии первым заместителем начальника Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации, отмечал, что богатый опыт офицера приобрел за годы военной службы в должностях командира мотострелкового взвода и роты в Группе советских войск в Германии в период, когда его первым командиром-учителем был капитан В.М. Барынькин, уделявший молодым офицерам много внимания не только в профессиональном плане, но и в решении житейских вопросов. Многие офицеры, проходившие в то время службу под началом В.М.Барынькина, впоследствии стали известными военачальниками, в том числе начальник Генерального штаба Вооруженных сил Республики Казахстан генерал-лейтенант А.Б.Джарбулов и первый заместитель начальника Главного штаба Сухопутных войск Вооруженных сил Российской Федерации генерал-лейтенант Ю.П. Ивашко.

Последовательно занимая должности начальника штаба полка, командира полка, начальника штаба — первого заместителя командира дивизии, В.М. Барынькин являл собой образец офицера, посвятившего себя служению Родине и ее защите не по обязанности, а по велению сердца и пониманию своей ответственности за судьбы подчиненных. С учетом этого нет ничего удивительного в том, что звания подполковника и полковника ему присваиваются досрочно, а в 38 лет в 1984 г. он назначается командиром 68-й дивизии Среднеазиатского военного округа. Для него это был сложный период жизни: новый театр возможных военных действий, новые условия организации взаимодействия частей и подразделений, новые задачи учебно-боевой подготовки войск в жарких климатических условиях. Тем не менее, все испытания военной службы вблизи афганской границы В.М. Барынькин выдержал с честью. Боевая готовность дивизии повысилась, сформировалась четкая система  управления частями и их взаимодействием.

С учетом накопленного опыта командования соединением в 1986 г. В.М. Барынькин назначается командиром 108-й Невельской Краснознаменной мотострелковой дивизии, выполнявшей интернациональный долг в составе Ограниченного контингента советских войск в Республике Афганистан.

Дивизия, созданная в суровом 1941 году по постановлению Государственного Комитета Обороны как 360-я стрелковая, уже через 4 месяца приняла боевое крещение под Москвой. Затем были Северо-Западный, Калининский, 1-й Прибалтийский и Ленинградский фронты. Особой страницей в боевой летописи соединения стал прорыв вражеской обороны под Невелем, за что дивизия получила почётное наименование Невельской.

10 декабря 1979 г. дивизия, дислоцированная в приграничном Термезе, по распоряжению Генерального штаба была приведена сначала в повышенную, а через три дня в полную боевую готовность, и 25 декабря 1979 г. в 15.00 навела переправу по понтонному мосту по направлению к Кабулу, приступив к исполнению интернационального долга в Республике Афганистан. Передовые части именно этой дивизии вошли 27 декабря в Кабул и усилили охрану военных административных объектов. Штаб дивизии дислоцировался в г. Баграм. Гарнизоны дивизии размещались в Кабуле, Джабаль-ус-Сарадже, Рухе и других местах. Вдали от родных мест солдаты и офицеры дивизии проявляли безграничное мужество и беззаветную преданность идеям интернационализма. С марта 1980 г. части дивизии вели активные боевые действия, при необходимости взаимодействуя с вооружёнными силами Республики Афганистан.

В горах под Майданшахром. Проверка готовности части дивизии к бою.

В горах под Майданшахром. Проверка готовности части дивизии к бою.

В.М. Барынькин, приняв командование дивизией в июле 1986 г., уже через неделю руководил боевыми действиями соединения в армейской операции под Майданшахром. По численности это было самое крупное соединение и единственное в своём роде по структуре, количеству и качеству вооружения и боевой техники. Артиллерийский полк дивизии имел на вооружении одновременно шесть типов орудий.

Временами противник накапливал силы, создавал на территории Афганистана многочисленные базы и осуществлял дерзкие вылазки и нападения. В связи с этим требовалось проведение активных боевых действий. В.М. Барынькин проявил себя опытным тактиком в планировании боевых действий с использованием разнообразного арсенала способов достижения цели с минимальными потерями личного состава.

Для этого приходилось принимать организационные решения по формированию системы управления частями, их эффективному применению и взаимодействию в целях противодействия противнику. Приходилось планировать и вести масштабные боевые действия в условиях вооружённого противостояния очагового характера и появления противника внезапно и в неожиданных местах.

Генерал-лейтенант Г.А.Стефановский и В.М.Барынькин на Командно-наблюдательном пункте дивизии.

Генерал-лейтенант Г.А.Стефановский и В.М.Барынькин на Командно-наблюдательном пункте дивизии.

Необходимо было налаживать оперативное взаимодействие с вооруженными силами Республики Афганистан, ставить согласованные задачи перед авиацией и артиллерией. Многие из участников выполнения интернационального долга в Республике Афганистан в составе 108-й мотострелковой дивизии, в период, когда ею командовал ВМ. Барынькин, вспоминают его с благодарностью за умелое планирование и руководство проведением боевых операций, стремление решать поставленные задачи, максимально сохраняя личный состав. В декабре 1986 г. 108-я мотострелковая дивизия награждается Вымпелом Министра обороны «За мужество и воинскую доблесть», а ее командиру Постановлением Совета Министров СССР от 7 мая 1987 г. присваивается звание «генерал-майор» .

Выполнение стоящих перед дивизией задач требовало от солдат и командиров предельного умственного и физического напряжения. Боевые действия велись в горно-пустынной местности в условиях песчаных бурь и сильного загрязнения воздуха, при перепадах температуры до 400, резкой смене атмосферного давления, снижении парциального давления кислорода и опасности  инфекционных заболеваний и укусов ядовитых насекомых и змей. Все это требовало умелой организации санитарно-гигиенического обеспечения личного состава и ежедневного проведения профилактических мероприятий для предупреждения заболеваний и сохранения боеспособности личного состава. Командуя дивизией в таких условиях, В.М. Барынькин приобрел боевой опыт управления соединением, который, несомненно, выдвинул его в разряд  перспективных военачальников. В этот период у него проявились и научно-исследовательские качества. Он собирал, обобщал и анализировал эффективность организации боевых действий, тактику и стратегию ведения вооруженной борьбы. И на практике применял ее эффективные методы и способы. В последующем материалы анализа и боевой опыт стали основой его кандидатской диссертации, посвященной подготовке и проведению специальных армейских операций в условиях горного театра военных действий. Направление В.М. Барынькина в 1988 г. в Военную академию Генерального штаба было объективной оценкой его боевых заслуг и командирских качеств.

Перед началом боевых действий. В.М.Барынькин на Командно-наблюдательном пункте горно-стрелкового батальона.

Перед началом боевых действий. В.М.Барынькин на Командно-наблюдательном пункте горно-стрелкового батальона.

Военная академия Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации – старейшее в России военно-учебное заведение по подготовке специалистов оперативно-стратегического уровня, в котором обучаются высшие и старшие офицеры Вооруженных Сил, других силовых министерств и ведомств, гражданские лица – специалисты в области обороны и безопасности Российской Федерации, а также офицеры иностранных армий. За годы своей деятельности она подготовила тысячи высококвалифицированных специалистов, занимавших высшие военные посты и хорошо зарекомендовавших себя как в годы войн, так и в мирное время. Выпускниками академии являлись прославленные полководцы А.М. Василевский, Л.А. Говоров, И.Х. Баграмян, А.А. Гречко, М.В. Захаров, А.И. Антонов, Н.Ф. Ватутин, С.М. Штеменко и другие.

В академии, имея за плечами боевой опыт планирования и организации боевых действий в Республике Афганистан, В.М. Барынькин постигает основы оперативного искусства и стратегии достижения победы на национальном уровне. Программа подготовки по специальности «Военное и государственное управление» обеспечивала приобретение системных знаний в области военного строительства государства и его обороны. Уровень военно-профессиональной подготовленности выпускников обеспечивал их готовность для работы в высших органах военного управления Вооруженными Силами и другими войсками Российской Федерации.

После завершения в 1990 г. учебы в Военной академии Генерального штаба В.М. Барынькин назначается начальником штаба — первым заместителем командующего армией Прикарпатского военного округа. Это был сложный период времени  для Вооруженных Сил и период принятия командным составом важных решений. В 1986-1992 гг. войсками Прикарпатского военного округа командовал генерал-полковник В.В. Скоков. Это был опытный и авторитетный военачальник. В январе 1992 г. он отказался принимать присягу Украине, заявив: «Не принимал я присяги на верность народу Украины не потому, что не сделал выбора или из-за болезни, как писали об этом областные и республиканские средства массовой информации. Выбор я свой сделал давно. Считал и считаю, что военнослужащий присягает Отчизне один раз в жизни. Второй раз на это он не имеет морального права. Важно об этом сказать еще и потому, что меня никто не освобождал от первой присяги. Я продолжаю верой и правдой служить Отчизне, народу, в том числе и украинскому». В последующем В.В. Скоков стал советником 1-го заместителя Министра обороны Российской Федерации, а будучи в отставке – консультантом Венно-научного комитета Генерального штаба Вооруженных сил Российской Федерации. Несомненно, под началом такого командующего служить мечтали многие. В.М. Барынькин один из тех, кто прошел его «школу», и, встречаясь в последующем с В.В. Скоковым, неизменно обращался к нему со словами «Товарищ командующий!».

Особым периодом в жизни Виктора Михайловича стала служба в Генеральном штабе Вооруженных Сил Российской Федерации. В 1991-1992 гг. он был сначала начальником управления, затем первым заместителем начальника Главного оперативного управления Генерального штаба, а в 1992-1996 гг. был начальником Главного оперативного управления — первым заместителем начальника Генерального штаба Вооруженных сил Российской Федерации. В системе боевого управления Вооруженными силами это управление Генерального штаба является основным органом, осуществляющим стратегическое и оперативное планирование применения вооруженных сил и военных операций разного уровня.

Возглавляя Главное оперативное управление, В.М. Барынькин занимался военной реформой, разработкой доктринальных и концептуальных документов военного строительства и применения Вооруженных сил, в том числе стратегических ядерных сил, вопросами стратегического и оперативного управления и поддержания боевой и мобилизационной готовности, оперативной подготовки войск и штабов, оперативного оборудования территории страны и другими.

Участвуя в определении источников и оценке военных угроз безопасности России, он руководил подготовкой предложений военно-политическому руководству страны по вопросам военного строительства и формирования Государственной программы вооружений и непосредственно занимался координацией планов развития других войск, воинских формирований и органов.

В.М. Барынькин приглашался на правительственный час в Государственную Думу Российской Федерации. Исполняя обязанности начальника Генерального штаба Вооруженных сил, 21 июня 1996 г. он выступал по вопросу «О ситуации в Вооруженных Силах Российской Федерации». Его информация была исчерпывающей и протокольных поручений не потребовала.

Став первым заместителем начальника академии,  В.М. Барынькин много сделал для того, чтобы, она по праву оставалась головной научно-исследовательской организацией Министерства обороны по разработке общих основ военной науки, стратегии и оперативного искусства, информационной безопасности, военного строительства и военной организации государства (фото 8а). В.М. Барынькин был убежден, что в академии наряду с повышением профессионального мастерства слушателей должны использоваться все возможности для формирования у них государственно-патриотического мировоззрения, духовной культуры и нравственных качеств, преданности воинскому долгу и государству и ответственности за судьбу Отечества и развитие Вооруженных Сил.

В тот период в академии было 3 факультета, 18 кафедр и 4 центра, а также соответствующие отделы, службы и подразделения по обеспечению образовательного процесса. Профессорско-преподавательский состав академии, численностью свыше 260 генералов и офицеров, занимался изучением, анализом и обобщением вопросов обеспечения военной безопасности и обороны государства, повышения эффективности применения видов Вооруженных сил и родов войск, соединений и объединений, улучшения качества боевой подготовки войск и учебного процесса военных вузов страны. На базе академии проводились тренировки руководства страны по управлению Вооруженными силами в угрожаемый  период.

В академии создавались и функционировали научные школы А.П. Дмитриева, О.В. Золотарева, М.М. Касенкова, О.В. Сосюры, П.Г. Скачко, М.Н. Ясюкова, Е.Г. Анисимова и других выдающими отечественных военных ученых с мировым именем. Как руководители научных школ они активно занимались совершенствованием образовательного процесса и исследованиями актуальных проблем военной науки, военного строительства и применения Вооруженных сил. Под руководством В.М. Барынькина также формировались научные  школы. Его научные интересы и возглавляемые им в эти годы научные школы концентрировались на нескольких направлениях. Одна из них была связана с историей военных конфликтов, условиями их возникновения, развития и завершения, а также с ролью личности в руководстве военным действиями и достижении побед. Он детально анализировал и изучал причины триумфа советской военной стратегии в Великой Отечественной войне на примере планирования и осуществления Висло-Одерской операции, Прибалтийской и Берлинской наступательных операций, а также Маньчжурской наступательной операции [2, 11, 19, 7].

Ряд своих исследований В.М. Барынькин посвятил изучению и анализу роли личности в руководстве военным действиями и в достижении побед. Так, по результатам исследования военно-политических взглядов А.А. Свечина он считал его ярким представителям российской военно-политической мысли, а за актуальность системного подхода к анализу логики возникновения и развития вооруженного противостояния назвал его военным мыслителем, опередившим время [4].  Ему же принадлежит всесторонний анализ военно-теоретического наследия Н.Л. Кладо и определение его идей и высказываний, имеющих актуальное значение и для современной военной мысли [3]. В соавторстве В.М. Барынькин исследовал и вклад С.М. Штеменко в развитие военного искусства [21]. Изучал и анализировал военно-политические взгляды и других военачальников современности. И результатом этого стало определение направлений формирования отечественной школы полководческого искусства и повышения эффективности образовательного процесса в академии в этом направлении [6, 10, 20].

 Во время приема в Кремле в честь выпускников академий. 29 августа 2005 г.

Во время приема в Кремле в честь выпускников академий. 29 августа 2005 г.

Особое место в исследованиях В.М. Барынькина занимало изучение и обобщение опыта боевых действий в Афганистане. Его перу принадлежит монография, посвященная анализу особенностей подготовки и ведения специальных армейских операций по опыту боевых действий в Афганистане [12]. Он провел специальное исследование методов, способов и организации подготовки боевиков навыкам партизанской войны [8]. В «Военно-историческом журнале» опубликовал статью, посвященную подготовке и осуществлению 108-й Невельской дивизии 540-километрового марша от Пули-Хумри до Кабула. Марш совершался по труднопроходимым горным дорогам в условиях снегопада. При этом приходилось вступать в боестолкновения с мятежниками [13]. В 1995 год, обобщив материалы своих исследований, В.М. Барынькин с блеском защищает докторскую диссертацию.

Афганская тема как незаживающая рана по-прежнему остается в  сфере внимания В.М. Барынькина. Оценивая обстановку в Афганистане после вывода войск Североатлантического альянса в 2014 году, В.М. Барынькин отметил, что военная операция альянса ожидаемого исхода и полного разгрома талибов не принесла в связи с переоценкой возможностей правительственных войск и недооценкой военного потенциала талибов. По мнению В.М. Барынькина статус Афганистана в качестве нейтрального государства в максимальной степени отвечал бы интересам России. И, не втягиваясь в военные акции, Россия могла бы предложить свой план политического урегулирования и активизации контактов с влиятельными политическими и деловыми кругами афганской диаспоры в Москве и установления связей с различными силами и деятелями в Афганистане, выступающими против терроризма. Гибкая позиция согласования своих намерений с участниками афганского конфликта и с заинтересованными внешними силами будет способствовать повышению политического авторитета России на афганском поле.

Важным направлением исследований В.М. Барынькина была разработка методологии планирования военного строительства с учетом современной военно-политической обстановки и прогноза ее развития [15]. Важную роль он отводил и строительству Вооруженных сил, исходя из их состояния, задач и направлений развития [17]. При этом особое внимание им уделялось необходимости совершенствования системы управления, как процессом строительства, так и развитием Вооруженных сил [16]. По результатам военно-политического анализа процесса боснийского урегулирования он обратил внимание на необходимость повышения роли Вооруженных сил России в предупреждении и скорейшем разрешении таких конфликтов [5].

Одним из фундаментальных направлений исследований В.М. Барынькина была и остается военная конфликтология. Актуальными для российской науки в те годы были проблемы формирования, развития и завершения локальных, региональных, межнациональных, внутриго­сударственных и других вооруженных конфликтов. Исследованиями О.А. Белькова, С.А. Богданова, И.Н. Воробьева, М.Д. Ионова, А.В. Клименко, И.Н. Манжурина, С.В. Смульского, В.В. Серебрянникова и других ученых проблема вооруженного конфликта стала предметом самостоятельного направления военной науки. Несмотря на наличие четкого разграничения и определения понятий «война» и «военный конфликт» актуальность разработки проблемы вооруженных конфликтов не вызывала сомнений. Именно вооруженные конфликты, особенно внутренние, могли стать причиной региональной или глобальной войны. В то же время военно-политические взгляды формируются в условиях социально-экономического реформирования России и изменений военно-политической обстановки в мире. Состояние конфликтности, вызываемое этими изменениями, становит­ся предметом изучения политологии, социологии, психологии и военной науки. Наряду с политическими, социальными, психологическими аспектами конфликта, возникла необходимость выделения и развития военной конфликтологии как направления военной науки.

Своими исследованиями в этой области В.М. Барынькин положил начало комплексному их изучению, анализу и  обобщению. Рассмотрев методологические аспекты оценки военно-политической обстановки [14], он проанализировал возможности, методы, способы и меры разрешения военных конфликтов на разных стадиях их развития [9] и, разработав теоретико-методологические вопросы определения эффективных мер  по разрешению современных военных конфликтов [18], изложил свои взгляды на военную конфликтологию в специальном теоретико-методологическом издании [1].

И в Генеральном штабе, и в Военной академии Генерального штаба В.М. Барынькин принимал непосредственное участие в разработке и согласовании положений Военной доктрины Российской Федерации, отражающих актуальные взгляды на подготовку к вооруженной защите и вооруженную защиту Российской Федерации. Будучи крупнейшим  в стране специалистом в области конфликтологии, он участвовал в анализе военных опасностей и военных угроз и определении основных положений военной политики и военно-экономического обеспечения обороны государства .

После совещания. 15 ноября 2005 г.

После совещания. 15 ноября 2005 г.

В Военной доктрине учтены положения конфликтологии об использовании военных мер для защиты национальных интересов страны и интересов ее союзников после исчерпания возможностей политических, дипломатических, правовых, экономических, информационных и других инструментов ненасильственного характера. В свою очередь Военная доктрина является основой для принятия документов государственной важности, их уточнения и корректировки в зависимости от прогноза развития международной обстановки и военных вызовов. Принципиально важным является обеспечение преемственности методологии и имплементации положений доктрины с учетом оперативной обстановки в планах, программах и мероприятиях по обеспечению обороны Российской Федерации. И такая преемственность обеспечивается. Указом Президента Российской Федерации от 16 ноября 2015 г. № 560 «О введении в действие Плана обороны Российской Федерации на 2016-2020 годы» предусматривается выполнение мероприятий по обеспечению обороны государства и реализации программ вооружения, мобилизационной подготовки и территориальной обороны с учетом потенциальных рисков и угроз безопасности государству.

На встрече по случаю 20-летия окончания ВАГШ. 29 мая 2010

На встрече по случаю 20-летия окончания ВАГШ. 29 мая 2010

Виктор Михайлович непременный участник общественно-значимых памятных и торжественных мероприятий, научных конференций, семинаров и «круглых столов» . Ему всегда есть что сказать участникам «Памятного рейда по местам боев Отдельного кремлевского полка», на торжественном вечере, посвященном  годовщине создания 108-й мотострелковой (360-й стрелковой) Невельской дважды Краснознаменной дивизии, на праздновании 90-летия В.В. Янгорева, на заседании «круглого стола» в Клубе военачальников Российской Федерации при обсуждении военно-политической обстановки…

В.М.Барынькин на праздновании 10-летия Комитета ветеранов Генерального штаба. 28 января 2015 г.

В.М.Барынькин на праздновании 10-летия Комитета ветеранов Генерального штаба. 28 января 2015 г.

Виктор Михайлович является лидером Совета ветеранов 108-й мотострелковой Невельской дважды Краснознаменной дивизии. Совет регулярно собирает ветеранов, не забывает поздравлять их с юбилеями и памятными событиями. На особом учете памятные даты, связанные со славным боевым прошлым дивизии. В.М. Барынькин, как никто другой, много делает для того, чтобы выполнившие с честью свой воинский долг ветераны дивизии не были забыты, чтобы память о погибших оставалась вечной. С особым уважением В.М.Барынькин относится к сохранению памяти о Г.К.Жукове как о величайшем полководце и военачальнике. Он частый гость Мемориального кабинета-музея Г.К.Жукова в Генеральном штабе Вооруженных Сил Российской Федерации.

В.М.Барынькин знакомится с документами боевой юности Г.К.Жукова.

В.М.Барынькин знакомится с документами боевой юности Г.К.Жукова.

Виктор Михайлович по-прежнему пользуется высоким авторитетом не только в военной среде, но и среди других категорий населения. В 1984-1986 гг. он избирался депутатом Талды-Курганского областного Совета Казахской ССР, избран в Академию военных наук, в Российскую академию естественных наук, в Международную академию информационных процессов и технологий, в Академию геополитических проблем Российской Федерации и в другие. Он автор более 400 научных и учебно-методических работ.

В.М. Барынькин – председатель докторского диссертационного совета Военной академии Генерального штаба, председатель Комитета ветеранов Генерального штаба, председатель Попечительского совета Межрегиональной общественной организации выпускников бывшего Московского высшего общевойскового командного училища имени Верховного Совета РСФСР «Кремль», председатель Общественного совета при Главном следственном управлении по городу Москве, председатель отделения Межрегиональной общественной организации «Выдающиеся полководцы и флотоводцы Отечества», председатель Попечительского Совета Российской детской клинической больницы. Со стороны кто-то удивится: откуда столько сил и энергии. Но это вопрос от тех, кто не знает Виктора Михайловича близко. На самом деле с возрастом его энтузиазм, активность, желание делать и помогать только растут. Ведь он никогда ничего не откладывает на потом. Как бы ни было сложно и трудно он стремится все сделать вовремя, не упустить из виду даже, казалось бы, мелких деталей. Для него, когда речь идет о боевом товариществе, помощи и поддержке друзей, соратников, ветеранов и сослуживцев мелочей нет. Пока претворять задуманное ему удается на все 100%, а обещанное может и на большее.

За заслуги перед государством В.М. Барынькин награждён орденами Красного Знамени, «За личное мужество», «За военные заслуги», Почета и многими медалями. Он кавалер военного ордена Святителя Николая Чудотворца I степени, ордена святого равноапостольного князя Владимира и других 5 орденов Русской православной церкви.

 Великая княгиня Мария Владимировна награждает В.М.Барынькина орденом Николая Чудотворца. 18 декабря 2004 г.

Великая княгиня Мария Владимировна награждает В.М.Барынькина орденом Николая Чудотворца.       18 декабря 2004 г.

Сегодня Виктор Михайлович Барынькин находится в расцвете своих творческих сил, полон идей, энтузиазма и по-прежнему в гуще событий военно-общественной жизни страны. Он полон желания и энергии с достоинством и честью продолжать свою неутомимую деятельность на поприще укрепления обороноспособности государства и защиты его национальных интересов. И считает, что сегодня по-прежнему актуальным является практическое использование положений разработанной им теории конфликтологии в интересах предотвращения вооруженных противостояний и разрешения конфликтов мирными средствами, с сохранением человеческих жизней как непреходящей ценности и потенциала прогресса и развития человечества.

Литература

  • Барынькин В. М. Военная конфликтология. – М.: ВАГШ, 2000. – 287 с.
  • Барынькин В.М. Висло-Одерская операция (12.1-3.2.1945 г.) // Военная мысль. – 1996. – № 5. – С. 71–80.
  • Барынькин В.М. Военно-теоретическое наследие Кладо Н.Л. и его значение для современности /  Военно-теоретическое наследие Кладо Н.Л. и его значение для современности;  Сб. тр. конф. / Под. общ. ред. И.С.Даниленко, г. Москва, 29 марта 2000 г. – М.: ВАГШ, 2000. – С. 5–12.
  • Барынькин В.М. Военный мыслитель, опередивший время // Военно-исторический журнал. – 2000. – № 1. – С. 85–87.
  • Барынькин В.М. Вооруженные силы России в боснийском урегулировании // Московский журнал международного права. – 1996. – № 3. – С. 97–111.
  • Барынькин В.М. Информатизация военного вуза: проблема и пути ее решения // Военная мысль. – 2002. – № 2. – С. 48–52.
  • Барынькин В.М. Маньчжурская наступательная операция // Военно-исторический журнал. – 1995. – № 5. – С. 14–23.
  • Барынькин В.М. Навыками партизанской войны боевики овладевали в лагерях Пакистана и Ирана // Военно-исторический журнал. – 2000. – № 5. – С. 74–83.
  • Барынькин В.М. Некоторые меры разрешения военных конфликтов // Военная мысль. – 1997. – № 3. – С. 31–37.
  • Барынькин В.М. Организация и методы работы высших органов руководства по управлению Вооруженными Силами. – М.:ВАГШ, 1997. – 224 с.
  • Барынькин В.М. Освобождение Прибалтики: Прибалтийская наступательная операция 14 сент.-24 ноябр.1944 г. // Военно-исторический журнал. – 1994. – № 8. – С. 2–8.
  • Барынькин В.М. Особенности подготовки и ведения специфических операций 40 А (По опыту боевых действий в Афганистане): Монография. – М.: Рус. воздухоплават. о-во, 1999. – 141 с.
  • Барынькин В.М. От Пули-Хумри до Кабула // Военно-исторический журнал. – 2001. – № 12. – С. 2–7.
  • Барынькин В.М. Оценка военно-политической обстановки: методологический аспект // Военная мысль. – 1999. – № 5. – С. 23–30.
  • Барынькин В.М. Планирование военного строительства: опыт и современность // Военная мысль. – 1995. – № 3. – С. 12–20.
  • Барынькин В.М. Проблемы развития системы управления на современном этапе // Военная мысль. – 1996. – № 4. – С. 29–32.
  • Барынькин В.М. Проблемы строительства Вооруженных Сил Российской Федерации на современном этапе // Военная мысль. – 1996. – № 1. – С. 2–6.
  • Барынькин В.М. Теоретико-методологические вопросы повышения эффективности мер по разрешению современных военных конфликтов. – М.: ВАГШ, 1997. –
  • Барынькин В.М. Триумф военной стратегии в Великой Отечественной войне. – М.: Полет, 1998. – С. 84–100.
  • Барынькин В.М. Школа полководческого искусства: совершенствование учебного процесса в академии в первые 70 лет ее существования // Военно-исторический журнал. – 2002. – № 11. – С. 22–28.
  • Барынькин В.М., Васильев Н.М. Генерал армии С.М.Штеменко: «Здесь всегда чувствовалось биение пульса действующей армии» // Военно-исторический журнал. – 2000. – № 3. – С.14–21.

Сведения об авторе.

Меденков Александр Алексеевич, окончил Военно-медицинскую академию, Ленинградский государственный университет, Высшие курсы Военной академии Генерального штаба, главный эксперт Военно-научного комитета Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации (2000-2004 гг.), заместитель начальника Управления государственной службы и кадров Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии (2009-2013 гг.), действительный член Международной академии астронавтики, профессор, доктор медицинских наук, кандидат психологических наук, полковник запаса  (г. Москва, 8-917-523-00-95, e-mail: amedenkov@yandex.ru).

 

Information about author.

Medenkov Aleksandr Alekseevich, graduated from the Military Medical Academy, Leningrad State University, Higher Courses of the Military Academy of the General Staff, the Chief expert of the Military Scientific Committee of the General Staff of the Armed Forces of the Russian Federation (2000-2004), Deputy Head of the state service and the personnel of the Federal Service of State registration, cadastre and cartography (2009-2013), Member of the International Academy of Astronautics, Professor, MD (medicine), PhD (psychology), retired Colonel (Moscow, tel. 8-917-523-0000-95, e-mail: amedenkov@yandex.ru).

 

Добавить комментарий