ВОЕННАЯ АКАДЕМИЯ ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА. СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД.

MILITARY ACADEMY OF GENERAL STAFF OF ARMED FORCES OF RUSSIAN FEDERATION. THE SOVIET PERIOD.

 

А.М.КОЛГАНОВ

А.М.КОЛГАНОВ

Колганов А.М., кандидат   политических наук, доцент, полковник, доцент кафедры истории войн и военного искусства ВАГШ ВС РФ, 119571, Москва, пр-т Вернадского, д. 100, KolganovAndrey@yandex.ru.

Kolganov A.M. Candidate of political sciences, Associate Professor, colonel, Associate Professor of the Department of wars and military art MAGS AF RF, 119571, Moscow, Vernadskogo avenue, 100, KolganovAndrey@yandex.ru.

Аннотация. В статье изложен материал, посвященный развитию академии генерального штаба в советский период.

Annotation. The article is devoted to the development of Military Academy of General Staff during the Soviet period.

image051

Советский период в истории академии берет начало с момента создания Академии Генерального штаба РККА в 1918 г. Это было трудное для молодой республики время. После образования первого советского государства стала очевидной необходимость его вооруженной защиты от агрессии коалиции империалистических стран. Для решения этой задачи нужна была новая армия, способная защитить социалистическое Отечество. Все, что можно было использовать для ее создания из царской армии, советское правительство постаралось задействовать. Сохранена была сеть военно-учебных заведений, включая Николаевскую академию Генерального штаба.

image004Но в условиях обостренной классовой борьбы и гражданской войны ее использование в интересах социалистического государства в прежнем составе без соответствующей реорганизации было нереальным. Это подтвердилось событиями августа 1918 г., когда большая часть слушателей и преподавателей перешла на сторону противников советской власти[1]. Эволюционное преобразование Николаевской академии Генерального штаба в советскую академию не удалось.

В итоге приказом Реввоенсовета Республики № 47 от 7 октября 1918 г., былоimage006 предписано открыть Академию Генерального штаба не позже 1 ноября 1918 г. Перед академией ставилась задача «давать не только высшее военное и исчерпывающее специальное, но и по возможности широкое общее образование»[2]. Для этого предусматривалось изучение 21 дисциплины.

Задача была не простая, решалась она в сложных условиях войны, при сокращенных сроках обучения. Более половины слушателей (судя по первому набору) были выходцами из рабочих и крестьян, 25 % ‒ имели только низшее образование.

image007

Проблемы академии были всегда в центре внимания советского правительства, ее не раз посещали и помогали разрешать многие вопросы первые лица государства, включая председателя Совнаркома, председателя ВЦИК, Народный комиссар по военным и морским делам, Председатель Совета Рабочей и Крестьянской обороны и других руководителей.

 

image012Академия была укомплектована лучшими кадрами. Реввоенсовет Республики приказом от 11 октября 1918 г. направил преподавать в академию ряд военных специалистов из Всероссийского Главного штаба и главных управлений военного ведомства. В их числе оказались А.А. Свечин, В.Ф. Новицкий, Е.И. Мартынов, Г.И. Теодори, Н.А. Данилов, К.И. Величко и многие другие хорошо известные уже в то время военачальники и ученые.

image010

Кроме этого на курс стратегии был приглашен полковник русской армии, профессор Николаевской академии А.А. Незнамов ‒ один из основоположников теории армейской и фронтовой операции. Тактику пехоты должен был читать Н.С. Елизаров, тактику конницы ‒ К.С. Сегеркранц, тактику артиллерии ‒ В.Н. Свяцкий, организацию войск ‒ В.И. Самуйлов, снабжение и транспорт ‒ Н.А. Сулейман. Все это были высококвалифицированные специалисты. Кроме того, для чтения лекций в академии приглашались высшие должностные лица, знатоки военного дела, такие как П.Ф. Лебедев, А.Е. Снесарев, А.И. Верховский, Е.К. Смысловский и другие.

image013

Таким образом, профессорско-преподавательский состав новой академии обладал мощным научным потенциалом и был в состоянии преподнести слушателям учебный материал на высоком методическом и профессиональном уровне.

Благодаря их усилиям и заботе правительства о нуждах академии она успешно справилась с возложенными задачами. Ее заслуги были признаны и высоко отмечены руководством советского государства. «В минувшую гражданскую войну… в важные и ответственные моменты тяжелых боевых переживаний Советской власти красные генштабисты по призыву РВСР вливались в ряды действующей Красной Армии и, находясь в ней на различных постах, своим молодым революционным порывом, неудержимой отвагой и работой до самозабвения вносили в дело защиты революции тот могучий дух, ту живую силу, против которых не могли устоять самые упорные враги Республики» ‒ отмечалось в специальном приказе Реввоенсовета Республики .[3]

image014Многие слушатели первых наборов тех лет стали в последующим известными советскими военачальниками, среди них Алкснис Я.И., С.Н. Воронов, К.А. Мерецков, В.С. Попов, В.Д. Соколовский, И.В. Тюленев и другие.

После завершения гражданской войны с учетом крупномасштабного сокращения Вооруженных Сил (в десять раз) и, в связи с этим, снижения потребности в массовой подготовке командиров оперативно-стратегического уровня академия Генерального штаба в 1921 г. была перепрофилирована на подготовку кадров преимущественно тактического звена управления, получив наименование Военной академии РККА. Но в ее стенах, тем же составом преподавателей, на той же базе продолжалась подготовка и высшего начальствующего состава сначала на Высших военно-академических курсах (ВВАК), затем на Курсах усовершенствования высшего начальствующего состава (КУВНАС), а с 1931 г. ‒ на оперативном факультете.

image019

Среди тех, кто окончил курсы, были Г.К. Жуков, И.С. Конев, К.А. Мерецков, К.К. Рокоссовский, В.Д. Соколовский, С.К. Тимошенко, Ф.И. Толбухин и многие другие прославившие себя в годы Великой Отечественной войны полководцы. В течение почти пятилетнего функционирования оперативный факультет подготовил сотни старших и высших командиров РККА. Успешно его окончили А.И. Антонов, Л.А. Говоров, М.В. Захаров, ставшие впоследствии видными военачальниками. 

В этот период усилиями прежде всего ученых академии, была заложена в жарких дискуссиях основа советской военной науки. В ее историю навечно вписаны имена А.А. Свечина, А.Е. Снесарева, В.Ф. Новицкого, А.А. Незнамова, М.В. Фрунзе, М.Н. Тухачевского и многих других. Трудно переоценить по значимости научную разработку глубоких форм вооруженной борьбы, у истоков которой находились такие яркие представители академии, как В.К Триандафиллов, М.Н. Тухачевский, Г.С. Иссерсон и другие мыслители. Отечественная теория глубокой наступательной операции, прошедшая проверку Великой Отечественной войной, и сегодня остается непревзойденным, признанным во всем цивилизованном мире феноменом военной науки.[4]

image020

В середине 30-х годов в связи с нарастанием опасности возникновения новой мировой войны, развертыванием и укреплением советских Вооруженных Сил остро назрела необходимость в подготовке высшего командного состава Красной Армии на качественно новом уровне и в необходимом количестве. Эту задачу и была призвана решать воссозданная в ноябре 1936 г. Академия Генерального штаба РККА. Возглавил академию начальник штаба Киевского особого военного округа комдив Д.А. Кучинский.

 

image029

Нарком обороны утвердил временное По­ложение об Академии Генерального штаба РККА, в соответствии с которым она предназначалась для подготовки высококвали­фицированных командиров не только на командные должности, но и для несения службы Генерального штаба в крупных обще­войсковых штабах и органах высшего командования. Тем са­мым создавалась основа и для возрождения службы Генераль­ного штаба. В Положении нашла отражение и задача по раз­работке теории стратегии и оперативного искусства.

Профессорско-преподавательский состав комплектовался из числа опытных военачаль­ников, проходивших службу в войсках и крупных штабах, а также наиболее квалифицирован­ных преподавателей других военно-учебных заведений и прежде всего из Военной акаде­мии имени М.В. Фрунзе.

 

В ее стенах был собран весь цвет отечественной военной науки, лучшие педагоги и методисты: комкор А.И. Верховский, комдив А.А. Свечин, дивизионный инженер Д.М. Карбышев, комбриг Е.А. Шиловский и другие.

image022

Первыми слушателями Академии стали 138 командиров, среди которых были комбриги Л.А. Говоров, П.А. Курочкин, Г.К. Маландин, полковники А.И. Антонов, И.Х. Баграмян, А.М. Василевский, Н.Ф. Ватутин ‒ будущие полководцы Великой Отечественной войны.

image024

С 1936 по 1941 гг. в академии состоялось пять выпусков. Вооруженные Силы получили более 800 высокообразованных командиров и работников штаба для высшего звена управления. Выпускники академии составляли основной костяк оперативных объединений, Генерального штаба и центральных управлений НКО. Им довелось возложить на свои плечи тяжелое бремя управления этими органами в годы Великой Отечественной войны.

Разработанные в этот период истории академии труды широко использовались не только в ее стенах, но и командным составом оперативного звена Красной Армии[5]. К числу наиболее интересных трудов этого периода относится работа Г.С. Иссерсона «Новые формы борьбы» (1940 г.), в которой, исследуя опыт боевых действий в Испании и германо-польской войне 1939 г., автор сделал поучительные выводы о способах развязывания войны и формах ведения начальных операций.

Большое научное и практическое значение имел разработанный учеными академии и вышедший в 1940 г. оперативный словарь, понятийным аппаратам которого военные теоретики и практики пользовались фактически до середины 60-х гг., пока не вышел в свет новый словарь основных военных терминов, разработанный в Академии Генерального штаба.

Вопросам боевого и оперативного применения различных родов войск были посвящены работы генералов А.И. Штромберга, А.В. Кирпичникова, комбригов П.П. Ионова, Б.П. Теплинского, Н.И. Трубецкого дивинженера Д.М. Карбышева и других ученых академии[6]. Многие положения, высказанные авторами подтвердились в ходе Великой Отечественной войны.

Оценивая деятельность академии в межвоенный период, вполне обоснованно можно сказать, что свою главную задачу она выполнила. Ярким подтверждением тому служит победа советского военного искусства над искусством немецких стратегов в Великой Отечественной войне, творцами которой были, в том числе и выпускники академии. Из них трое были начальниками Генерального штаба Вооруженных Сил СССР (Б.М. Шапошников, А.М. Василевский и А.И. Антонов), С.М. Штеменко возглавлял Оперативное управление Генерального штаба, пятеро командовали войсками фронтов (И.Х. Баграмян, Н.Ф. Ватутин, Л.А. Говоров, Г.Ф. Захаров, П.А. Курочкин), 13 стали начальниками штабов фронтов и военных округов, 22 – командующими армиями, 265 – командирами дивизий, 82 – работали на ответственных должностях в Генеральном штабе, в управлениях фронтов и армий. 63 воспитанника академии стали Героями Советского Союза, а три её питомца – А.М. Василевский, А.И. Антонов и Л.А. Говоров награждены высшим полководческим орденом «Победа» (А.М. Василевский дважды).

 

Начавшаяся Великая Отечественная война 1941‒1945 гг. потребовала безотлагательного обобщения опыта второй мировой войны, особенно первых операций, проведенных на советско-германском фронте. Учебный процесс в академии был поставлен таким образом, что профессора и преподаватели не только обучали слушателей, но и сами учились у них. Проводились специальные занятия по более глубокому осмыслению собственного боевого опыта, на их основе разрабатывались учебные пособия и военно-научные труды, лучшие из которых рассылались в войска.

image031

С ноября 1941 по ноябрь 1942 гг. находилась в Уфе. А в 1942 г. академия была переименована в Высшую военную академию им. К.Е. Ворошилова.

image033Важным событием стало назначение начальником академии в 1943 г. заместителя Наркома обороны Маршала Советского Союза Б.М. Шапошникова. Он внес значительный вклад в разработку истории Великой Отечественной войны. По его инициативе в Генеральном штабе уже в 1942 г. было создано Управление по изучению и обобщению опыта войны.

В годы войны академия работала в напряженном режиме, по ускоренным программам, быстро

АХРОМЕЕВ С.Ф.

АХРОМЕЕВ С.Ф.

реагируя на запросы действующей армии. С сентября 1941 г. обучение в академии проходило как ускоренные курсы по шести-, а с июня 1943 г. ‒ по девятимесячной программам. Упор делался на подготовку общевойсковых командиров. За годы войны обучение и переподготовку в академии прошли более 2 тысяч офицеров и генералов Красной Армии. Ее заслуги были отмечены высокой государственной наградой ‒ орденом Суворова I степени.[7]

В послевоенный период перед академией стояли не

В.Г. Куликов

В.Г. Куликов

менее масштабные задачи по подготовке слушателей высшей военной квалификации и развитию военного искусства в условиях переоснащения Советской Армии на принципиально новые средства вооруженной борьбы. В эти годы в академии обучались будущие Маршалы Советского Союза: С.Ф. Ахромеев, П.Ф. Батицкий, В.Г. Куликов, С.К. Куркоткин, Н.В. Огарков, В.И. Петров, Главный маршал авиации П.С. Кутахов, адмирал флота В.Н. Чернавин и другие известные советские военачальники.

Профессорско-преподавательский состав академии внес важнейший вклад в разработку принципиально новых основ подготовки и применения Вооруженных Сил в войнах с применением как ядерных, так и обычных средств поражения, развития оперативного искусства, теории и практики управления группировками войск, совершенствования всех видов обеспечения.[8] Имена докторов наук и профессоров В.Я. Аболинса, П.К. Алтухова, И.И. Ануреева, Ф.Ф. Гайворонского, М.И. Галкина, М.А. Егорова, С.Н. Красильникова, Г.П. Лаврика, А.С. Музыченко, Л.И. Ольштынского, Н.Г. Павленко, В.Г. Рога, И.В. Тимоховича, Б.И. Хабарова и многих других по праву вписаны золотыми буквами в историю военной науки. Заслуги академии были отмечены высокими государственными наградами ‒ орденом Ленина (1968 г.) и Красного Знамени (1986 г.).

В.Н. Чернавин

Ярким свидетельство государственной значимости, роли академии и того внимания, которое уделялось ее деятельности со стороны правительства СССР, было строительство в 80-е годы специально спроектированного нового учебного здания и общежитий для слушателей на проспекте Вернадского. Академия постоянно находилась в поле зрения руководства Министерства обороны, ее частыми гостями были иностранные делегации.

Основу учебно-материальной базы, оборудованной в новом комплексе академии, составили: ав­томатизированные пункты управления объединений видов Вооруженных Сил и родов войск, центр оперативной подготовки, информационно-вычислительный центр, лекционные залы, учебные аудитории слушателей, учебно-методические кабинеты кафедр, телевизионный центр, лингафонные кабинеты и студии звукозаписи. Всего в новом комплексе насчитыва­ется около 250 учебных объектов. Для обеспечения их функционирования и решения про­блем информатизации учебного процесса, военно-научной работы и повседневной дея­тельности академии при кафедре управления войсками был создан объединенный учеб­ный автоматизированный командный пункт (ОУАКП).

В состав систем и средств управления ОУАКП были включены автоматизированные системы управления (АСУ), принятые на оснащение Вооруженных Сил СССР. В их число вошли: система боевого управления, резервная система боевого управления, система пе­редачи графической информации, информационно-расчетная система (ИРС), автоматизи­рованная система управления войсками (АСУВ). В составе созданного в академии центра оперативной подготовки (ЦОП) появились автоматизированные рабочие места (АРМ) ос­новных должностных лиц органов управления оперативно-стратегического и оперативно­го звеньев, оснащенных ПЭВМ.

Возможности ЦОП были исследованы летом 1989 г. в ходе опытного фронтового командно-штабного учения, проведенного в академии под руководством начальника Гене­рального штаба.

image050

Подводя итог этого периода, можно сказать, что к началу 90-х годов ХХ века важнейшим направлением деятельности академии было повышение качества подготовки и перепод­готовки командных кадров, дальнейшее развитие военной науки и внедрение ее положе­ний в практику войск и штабов. Решение этих задач академия осуществляла в условиях сложной военно-политической обстановки, продолжавшейся гонки вооружений, в том чис­ле дальнейшего совершенствования и накопления ядерного оружия.

Развитие военного дела опиралось на достижения бурно развивавшегося научно-тех­нического прогресса. В научном плане проводились исследования проблем характера воз­можной будущей войны. Исходя из результатов исследований разрабатывались основы строительства Вооруженных Сил, определялись способы подготовки и ведения операций. Полученные результаты научных исследований внедрялись в учебный процесс, они стано­вились достоянием войск и штабов, что способствовало поддержанию готовности Воору­женных Сил к отражению возможной агрессии со стороны вероятных противников, сохра­нению достигнутого военно-стратегического равновесия.

[1] Академия Генерального штаба. 170 лет. М., 2002. С. 99.

 [2] Приказ РВСР № 47 от 7 октября 1918 г.

 [3] Приказ Реввоенсовета Республики № 4 от 9 января 1922 г.

[4] В этот период вышли в свет «Стратегия» и «Эволюция военного искусства с древнейших времен до наших дней» А.А. Свечина, «Характер операций современных армий» В.К. Триандафиллова, «Эволюция оперативного искусства» и «Основы глубокой операции» Г.С. Иссерсона, «Ударная армия» и «Наступательная операция» Н.Е. Варфоломеева, «Организация крупных общевойсковых соединений», «Проблема стратегического развертывания по опыту мировой и гражданской войн» В.А. Меликова и другие ценные в научном плане труды.

[5] К таким работам относились, например, «Стратегия XX века на первом этапе: Планирование войны и операций на суше и на море в 1904-1905 гг.» профессора А.А. Свечина 1937 года издания, труды комдива Н.Н. Шварца – «Работа штаба армии» и «Работа командования фронта и армии и их штабов по управлению операциями», изданные в 1938 г., труды Е.А. Шиловского «Операция» ‒ 1938, «Основы наступательной армейской операции» ‒ 1938, «Прорыв и его развитие» ‒ 1940. См.: Академия Генерального штаба. 170 лет. М., 2002. С. 126‒136. 

[6] Штромберг А.И. «Самостоятельные действия танковых и моторизованных соединений». ‒М., 1939; Кирпичников А.В. «Конно-механизированная группа в развитии прорыва». ‒М.,1940; Ионов П.П. «Штурмовая авиация» ‒ 1938; Теплинский Б.П. «Основы общей тактики военно-воздушных сил» ‒ 1939, «Военно-воздушные силы в современной войне» 1940; Карбышев Д.М. «Краткий справочник по военно-инженерному делу» ‒ 1936, «Инженерное обеспечение боевых действий стрелковых соединений (сд и ск)» ‒ 1939, «Использование инженерных средств в современном бою» ‒ 1939. Среди работ по военной истории были хорошо известны труды комдива В.А. Меликова «Марнское сражение в 1914 году» ‒ 1938, комбрига С. Любарского «Некоторые оперативно-тактические выводы из опыта войны в Испании» ‒ 1939, комбрига Н.А. Левицкого «Полководческое искусство Наполеона» ‒ 1939, полковника А.Н. Боголюбова «Разгром Колчака» ‒ 1939, интенданта I ранга Г. Шигалина «Экономика мировой империалистической войны 1914-1918 гг.» ‒ 1938. См.: Академия Генерального штаба. 170 лет. М., 2002. С. 126‒136.

[7] Указ Президиума Верховного Совета СССР от 4 мая 1945 г.

[8] В 1958 г. в связи с новыми задачами (вооружать генералов и офицеров глубокими знаниями основ подготовки и ведения операций различных видов и масштабов с применением ядерного оружия) Постановлением Совета Министров СССР академия была переименована в Военную ордена Суворова I степени академию Генерального штаба Вооруженных сил СССР, что наиболее четко отражало ее оперативно-стратегическое предназначение.

Добавить комментарий